Мода уходит и возвращается. С облегающими шляпками деко, с римскими котурнами, ремешки которых, как змеи, обвивают щиколотки модниц, с китайскими репликами, повторяющими изящные формы и мерцающую таинственность циферблатов CHOPARD и JAEGER-LECOULTRE, с московскими небоскребами, напоминающими одновременно Чикаго 30-х и сталинские высотки 50-х годов прошлого века. Интерьерная мода со времен появления первых нью-йоркских хайтечных фантазий кажется уже неспособной ни на какие новые откровения стиля, зато охотно возобновляет находки прежних эпох, возвращаясь к золоту, колоннам и гирляндам ампира, к бабочкам и стрекозам ар нуво, а то и к такому, казалось бы, древнему инструменту, как половая доска, попросту половица, в самых современных и накрученных архитектурных сооружениях и домах. Сейчас ее называют доской из массива, делают чуть ли не из сорока разных пород дерева, научились стыковать не просто шпунтовым соединением, а новомодными замками, равняющими ее по простоте сборки с многослойной паркетной доской и, страшно сказать, с ламинатом. Того и гляди, вослед за самыми модными дизайнерами-интерьеристами, начнут ее, бедную, заводить на стены и потолок.