yuvelirnyy-garderob-osnovnye-pravila

Дамский дизайн

С самого начала дамы оговорились, что являются не дизайнерами, а «людьми, обеспечивающими правильный выбор между альтернативными образцами дизайна», и всячески настаивали, чтобы товар предъявлялся на их суд в тот момент, «когда дизайнер закончит работу и будет ожидать решения заказчика».

Сначала это выглядело просто хохмой. Однако дамы относились к делу с невиданной серьезностью, и некоторые дизайнеры восприняли их как общественный контрольный орган и реальную угрозу. Питер Мюллер-Мунк, один из самых тактичных промышленных дизайнеров, которых я знал, жаловался: «Ну вот, теперь кто-то будет говорить моим клиентам, хороший ли у меня вкус!» По крайней мере один дизайнер порадовался появлению «института» — дизайн-директор компании, производившей бытовую технику, отослал дамам партию образцов со словами, что у него нет причин бояться квалифицированного экспертного мнения.

Этот институт не был таким уж уникальным явлением. Дизайнеры давно жаловались на то, что решения о продукте принимаются не самим клиентом, а его женой. (Ну конечно, не мужем же.) По сути дела Всеамериканский институт оценки институциализировал жену клиента и обеспечил дизайнерам и производителям такую же гарантию хорошего вкуса, какую предлагал «для самых молодых невест» магазин «Тиффани».

Это была не единственная попытка институционального регулирования вкусов. В Великобритании этим занимался весьма авторитетный Совет промышленного дизайна. Изначально совет ставил своей целью содействие развитию дизайна промышленных товаров, он издавал каталог дизайнеров и устроил демонстрационный зал в Лондоне, однако впоследствии занялся и культивированием вкусов населения. Аналогичные агентства порывались создать и в Вашингтоне, однако затея не приглянулась правительственным чиновникам и общественности.

vybor-kachestvennogo-elektroinstrumenta

Дизайн сверху-снизу

«Я сделал редизайн своего самолета, — заявил мне знакомый дизайнер, — сверху донизу!» Он действительно изменил дизайн самолета в своем, дизайнерском, понимании, но его глубинной сути — способности летать — изменения не коснулись. Будучи одновременно дизайнером и пилотом-любителем, мой знакомый прекрасно это понимает, тем не менее обманчивость формулировки никуда не делась. С другой стороны, дизайнер, который скажет, что он разработал чайник, не слукавит. Все дело в сложности и глубине участия в проекте.

Дон Макфарленд, получивший и техническое, и дизайнерское образование, описывал одну любопытную разницу между инженерным и дизайнерским подходами. Инженер работает с изделием «изнутри наружу», то есть начинает осмысление изделия или устройства на уровне деталей. Дизайнеры же мыслят в обратном направлении — «снаружи внутрь», то есть двигаются от предмета как целого, его будущей «жизни» и применения, а затем переходят на уровень деталей, которые обеспечат воплощение этой общей концепции. Для инженера это путь задом наперед. Именно поэтому важно привлекать дизайнера с самого начала разработки изделия. Если его позовут в самом конце, когда все детали и механизмы уже проработаны, у него не останется пространства для маневра, чтобы сделать вещь удобной для потребителя.

Такие два диаметрально противоположных подхода соответствуют двум совершенно разным ролям, которые играют инженер и дизайнер. Упрощенно эти роли выглядят следующим образом. Допустим, мы разрабатываем электрический вентилятор. Инженеру поручено следить за тем, как будет действовать вентилятор, а задача дизайнера — продумать, как покупатель задействует вентилятор, и проследить, чтобы покупателю было удобно это сделать. Значение этой небольшой терминологической разницы огромно. Главная забота инженера — взаимодействие компонентов и материалов. Его обязанность — следить, чтобы изделие соответствовало технологии и имело удовлетворительную рыночную стоимость. Забота дизайнера состоит в том, чтобы продукт приобрели и использовали. Желательно, чтобы это был порядок распределения задач по степени важности, а не последовательность действий.

vybiraem-kofemashinu

Кукинг-чэннел

Популярность кулинарного канала «Кукинг-чэннел» и передач, посвященных ремонту домов, свидетельствует о том, что многие соскучились по домашнему труду и настоящему качеству. Это, несомненно, способствует просвещению в области дизайна. Несмотря на засилье фастфуда, все больше людей учатся сами выпекать хлеб. Несмотря на то что современная электроника часто не подлежит ремонту и даже специализированные сервис-центры производителей предпочитают не ремонтировать, а менять товар, в стране процветают магазины «Хоум депо», работающие под лозунгом «Вы это сможете, а мы поможем».

Когда в 2003 году открылся Концертный зал Уолта Диснея, спроектированный Фрэнком Гэри, критики говорили, что на самом деле это два здания в одном: футуристический экстерьер — для имиджа, а практически полностью выполненный из дерева интерьер — для акустики. То, что обе эти концепции имели равное значение в проектировании, примечательно для тех, кто еще помнит, как в свое время архитекторов обвиняли (не всегда понапрасну) в отношении к архитектуре словно к скульптуре.

Этот «ориентированный вовне» подход в архитектуре и дизайне противоречил традиционной культуре — именно этим и объясняется подозрительное отношение к нему. Народная мудрость учит нас разграничивать видимость и реальность: «красота обманчива», «встречают по одежке, а провожают по уму» и так далее. Применительно к медицине мы понимаем, что лечить нужно не симптомы, а причину недуга. Землистый цвет лица — сам по себе не болезнь, а всего лишь внешнее проявление проблем с печенью.

В большинстве отраслей нашей деятельности, да и вообще в жизни, мы отстаиваем приоритет внутреннего качества над внешними проявлениями — везде, кроме дизайна и архитектуры, где эти представления перевернуты с ног на голову. Архитектор проектирует постройку с уверенностью в том, что о ней будут судить преимущественно по гармоничности в окружающем городском ландшафте, а не исходя из качества и удобства внутренних помещений.

Современный человек все больше времени проводит в помещениях, поэтому дизайн интерьеров приобретает огромную важность. Если мы придерживаемся холистического подхода во всем, от медицины и органических продуктов до религиозных практик, то нужно признать, что внешняя сторона не имела бы для нас никакой ценности, если бы нам нечего было делать внутри.

vazhnost-komfortnoy-ventilyacii-v-dom

Народная пословица

Когда нет цели выпустить конкретный продукт, роль дизайнера может быть не столь очевидна. Клиент ценит его вклад, но не понимает, в чем он состоит. Дизайнеры в таких случаях говорят о том, что они выступают «катализаторами».

Почему-то мне кажется, что такие катализаторы понимают в химии еще меньше моего. Катализатор помогает произвести реакцию, ускоряет ее. Но сам катализатор при этом не претерпевает изменений. Лично я не верю в инертный дизайн.

Более того, химическая аналогия творческого процесса кажется мне не заслуживающей доверия. Химикаты реагируют, а люди — взаимодействуют. К сожалению, на разного рода собраниях и заседаниях во взаимодействии участвует слишком много людей, в этом и состоит проблема. Нам нужен не катализатор и не ускорение реакции, нам нужно больше думать и лучше понимать друг друга. Дизайнеры же по-прежнему видят себя «возбудителями» процесса коммуникации, этаким тифозным больным, который заражает всех, но сам не подвержен заболеванию.

Если промышленный дизайн основан на сотрудничестве, то кто же входит в состав его участников? Если представить дизайн в виде карты, он будет напоминать изрезанное границами лоскутное одеяло Балканского полуострова с анклавами, принадлежащими инженерам, менеджерам по продажам, архитекторам, поставщикам, специалистам по планированию, рекламистам, маркетологам, техническим психологам, компьютерщикам и социологам.

В области предметного дизайна главным компаньоном дизайнера практически всегда является инженер. Американские дизайнеры первого поколения, как мы видели, использовались по большому счету в роли оформителей. Их клиентами выступали службы сбыта. После начала Второй мировой войны, когда промышленность переориентировалась с потребительских товаров на военные, таланты дизайнеров стали применять более серьезно и осмотрительно, так как продукция и связанные с ней риски требовали более вдумчивого подхода. По замечанию историка дизайна Артура Пулоса, с приходом войны «дизайнеры научились работать на инженеров, тогда как перед ней они сотрудничали в основном с торговцами».

Более важно, что они научились не только работать на инженеров, но и в связке с ними, хотя обычно дизайнерский народ очень плохо обучаем совместной работе. Даже в своем самом поверхностном «оформительском» проявлении дизайн влияет на множество предметов. Один и тот же дизайнер может отвечать и за ручные щипцы для орехов, и за электрический прерыватель. Но что значит «отвечать»? Дизайнеры во многом определяют окончательный внешний вид, но облик вещи в целом, равно как и само ее появление на свет, зависит от инженеров. Во всяком случае, инженеры так думают.

tualet-na-dache-kak-obustroit

Дизайн Старбакс

Сеть кофеен «Старбакс», которую Пострел также приводит в качестве примера, опять же обязана своим успехом не эстетике, а уровню сервиса: качество кофе лучше, чем у конкурентов, расположенных поблизости, а тщательно создаваемой видимости клубного комфорта действительно соответствуют некоторые черты клубной атмосферы, да и о быстром интернете не стоит забывать.

«Старбакс» и ему подобные сетевые компании олицетворяют одно из самых трудных испытаний для дизайнеров нашего века — стирание региональных различий. Главный герой романа «Турист поневоле», опубликованного писательницей Энн Тайлер в 1985 году, пишет путеводители для туристов, предпочитающих, чтобы в каждом новом месте все было точно таким же, как дома. То, что выглядело забавной фантазией в те годы, сегодня оказывается печальной действительностью. Часто туристы жалуются, что во многих странах встречают одно и то же, без всякого путеводителя. Пострел считает эту одинаковость преимуществом и свидетельс твом распространения хорошего вкуса. Может быть, это и вкус, но вкус без изюминки, без тонких оттенков, прелесть которых в контрасте и возможности сравнения.

Трагедия 11 сентября 2001 года — историческое событие настолько масштабное и значительное, что рассуждения о его месте в контексте дизайна могут показаться пошлостью и спекуляцией. Тем не менее для дизайна это событие имело весьма серьезные последствия. Когда башни Всемирного торгового центра только возводились, самым ласковым эпитетом в их адрес со стороны критиков было слово «посредственность». Однако, как «Космическая игла» в Сиэттле или небоскреб «Трансамерика» в Сан-Франциско, башни-близнецы стали культовым сооружением, невзирая на дизайн; их разрушение стало осязаемым символом ужаса, который пережили город, страна и мир. Эти здания значили так много для стольких людей, что было очевидно — любой архитектурный проект, предложенный на их место, неизбежно вызовет бурю противоречивых отзывов.

Так и произошло со всеми архитектурными предложениями. Гневная отповедь со стороны публики в адрес самого первого проекта, который выдвинула группа архитекторов Портового управления Нью-Йорка, была вызвана не его архитектурными особенностями, а интенсивностью и плотностью застройки без учета интересов людей, живших и работавших в Нижнем Манхэттене. Другими словами, обывателей возмутил подход, при котором архитектура конкретных зданий имела приоритет над городской средой. Степень просвещенности этих людей в вопросах дизайна была уже достаточно высока, чтобы игнорировать то, что в архитектуре и урбанистике называется «функциональным программированием».

Эта реакция свидетельствовала о высоком уровне ожиданий, связанных с дизайном, что впоследствии способствовало возникновению нового явления, получившего название «универсальный дизайн».

Задача универсального дизайна

В обычной инвалидной коляске невозможно преодолевать препятствия и нормально разговаривать (стоящий собеседник всегда выше сидящего). Новая коляска «Ай- бот мобилити систем» позволяет делать и то и другое, а также подниматься по лестнице

во-вторых, она заставляла студентов тщательно изучать большой набор весьма специфических требований, которым должен удовлетворять дизайн, а в-третьих, поднимала боевой дух и повышала самооценку — существующие изделия обычно были сконструированы настолько отвратительно, что даже неопытный студент наверняка сделает лучше.

Тот факт, что достойных изделий для людей с ограниченными возможностями было крайне мало, красноречиво свидетельствовал об отношении общества к таким людям. Они выпадали из поля зрения и в прямом, и в переносном смысле, общество не видело их, да не очень-то и хотело видеть. Дайан Пилгрим, бывший директор Смитсоновского национального музея дизайна, сама передвигающаяся в коляске, сетовала, что несмотря на наличие в стране 43 миллионов инвалидов, городская среда была сконструирована так, как будто все до единого абсолютно здоровы.

Для таких людей городская среда полна препятствий и в наши дни. Тем не менее человек с ограниченной подвижностью может купить качественную, легкую и быструю коляску (пригодную даже для спортивных состязаний), взяться за поручни в ванной и принять душ, подняться в жилой дом или в офисное здание по пологому пандусу. В соответствии с законом об инвалидах 1990 года в США обязательна установка специализированного оборудования — это и скошенные бордюры на перекрестках, и скаты вместо лестниц. Дизайнеры потрудились над тем, чтобы к функциональным улучшениям добавились и эстетические. Например, ходунки раньше выглядели как нелепые, кустарно сработанные приспособления и приводили в уныние и стариков, которые ими пользовались, и их родных. Прибегали к ним исключительно потому, что других вариантов передвижения просто не существовало. Сейчас это современные, удобные, часто спортивного вида конструкции, со складными сиденьями и корзинами для продуктов, больше напоминающие тележки из супермаркета. Тысячи пожилых людей с их помощью самостоятельно передвигаются и ходят за покупками.

Эти перемены были вызваны давлением двух факторов: борьбой за равноправие и старением населения.

svetodiodnye-svetilniki

Профессиональные дизайнерские организации

Корпорации, стремясь к снижению расходов, экономии площадей и улучшению качества коммуникации в коллективе, все чаще рассматривают офисы как инструмент повышения своей эффективности. При таком смещении акцентов дизайн интерьеров еще больше дистанцируется от декораторского подхода.

Все профессиональные дизайнерские организации приветствуют тот пиетет или, по крайней мере, признание, с которым промышленные корпорации стали относиться к их работе. Всплеск внимания к проблематике, отмеченный и подогреваемый средствами массовой информации, проявляется в популярности музеев, которые включают дизайн в состав своих экспозиций. Отделы дизайна художественных музеев Сиэттла, Сан-Франциско, Денвера и Лос-Анджелеса значительно пополнили свои коллекции. Американский музей ремесел в Нью-Йорке не так давно демонстративно сменил название на Музей искусства и дизайна. Смитсоновский национальный музей дизайна дополнил свою экспозицию, посвященную дизайну, образовательной программой. Нью-йоркский Музей современного искусства (МоМА), который был первым глашатаем дизайнерского просвещения и в 1940-х годах начал проводить выставки «Хороший дизайн», вошел в XXI век с новой программой, открывающей новые имена и демонстрирующей публике, что происходит в современном дизайне.

В этом музее работает Паула Антонелли, куратор архитектурных и дизайнерских проектов. Ей удалось задумать и воплотить серию замечательных динамических выставок, которые в значительной мере способствовали популяризации дизайна. Кроме того, она приложила руку к формированию ассортимента магазинов музея, где можно купить многое из того, что выставлено в зрительных залах. Специализированные магазины дизайна, которые, как и многие другие, одновременно помогают дизайну и зарабатывают на этом, являются логическим продолжением музейной деятельности. Основатель магазина «Дизайн ви- зин рич» *, торгующего мебелью по каталогам, Роб Форбс тоже всегда говорил, что он является «куратором» тех коллекций товаров, что продает его компания.

Сколько существует современный дизайн, столько же существует и возможность купить его, однако найти этот товар бывает нелегко. Маленькие дизайнерские магазины, такие как «Соинту» в Нью-Йорке или «Сити» в Чикаго, обслуживали в основном просвещенную элиту, представлявшую собой слишком узкий круг, чтобы служить основой для устойчивого бизнеса. Однако спрос был вполне реален и достаточно силен. Сегодняшнее внимание к дизайну в значительной мере является заслугой бизнесменов, которые выступали скорее не современными «ритейлерами», а купцами в традиционном, старом, понимании этого термина. Таким человеком был Стенли Маркус, основатель компании «Нейман Маркус» в Далласе. Другой пример — бостонский архитектор Бенджамин Томпсон, осознавший, что покупатели спроектированных им домов просто не понимают, какой мебелью их наполнить и где такую найти. Как большинство архитекторов и дизайнеров интерьера, он занимался и проектированием мебели для своих клиентов и предполагал, что желающих купить мебель такого качества будет довольно много и за пределами этого круга. В 1953 году в Кембридже в штате Массачусетс Томпсон открыл магазин под названием «Дизайн рисерч». Для многих студентов Гарварда и Массачусетского технологического института этот магазин стал толчком к познанию современного дизайна.

sistema-ventilyacii-dlya-kvartiry

Дизайн сегодня

Развитие компьютерной техники зависело от развития программ, которые на первых порах были нужны просто для обеспечения работы компьютеров, а затем и для расширения их функциональности. Сначала термин «софт» воспринимался как словечко из сленга обитателей Кремниевой долины, однако вскоре он стал обозначать одну из главных отраслей экономики. В первых компьютерах применялся тот же тип «софта», что и в жаккардовых станках и механическом пианино XIX века, — перфокарты. С развитием отрасли машины научились записывать программы в свою память в электронном виде и модифицировать их на основе обратной связи. Это открыло перспективы взаимодействию компьютеров с человеком и друг с другом. Развитие такого вида программного обеспечения, как интерфейс «человек — машина», позволило создать интерактивные компьютеры для улиц, которые выдают деньги с банковских счетов намного охотнее и аккуратнее, чем кассиры, и интерактивные компьютеры для учебных классов, общающиеся со студентами намного успешнее некоторых профессоров.

Первыми дизайнерами программного обеспечения были программисты, математики по образованию.

Большинство же софта, которым мы пользуемся сегодня (в том числе ставшие незаменимыми сайты), разрабатывают люди, чья квалификация лежит в узкоспециализированной области дизайна.

Как известно, Джон Фальстаф «был не только остроумен сам, но и пробуждал остроумие в других». Так же и компьютер вселял в своих пользователей новые возможности. Вооруженные компьютером, архитекторы могут проектировать такие формы, которые невозможно придумать на бумаге и даже представить (наиболее показательный пример — Фрэнк Гэри). Промышленные дизайнеры строят и корректируют виртуальные модели предметов без необходимости делать реальные. Графические дизайнеры верстают макеты, рисуют иллюстрации и даже издают печатные материалы без необходимости вручную рисовать или набирать текст в металле. При помощи компьютера дизайнеры способны делать такое, что без него сделать просто невозможно. Иногда компьютеры уже сами занимаются дизайном или во всяком случае очень близки к этому.

Как и оружие, умножающее силы человека, компьютеры могут быть опасны. В сфере дизайна широкие и разносторонние возможности компьютера могут стать ложной заменой таланту, что, конечно, неравноценно.

В других областях компьютер может восприниматься как замена мышлению, что также неадекватно. Программы для создания презентаций, наподобие «Пауэрпоинта», упаковывают доклады в стандартный вид. Некоторые полагают, что, диктуя формат, программа на самом деле управляет контентом докладчика, заставляет его упрощать сложные нетривиальные идеи и отдавать предпочтение тривиальным маркированным спискам с «буллитами».

razumnyy-vybor-pri-priobretenii-kvar

Пластик-фантастик

Мода на технологичный дизайн кухонной мебели потребовала появления более демократичных материалов, способных заменить дорогостоящий

металл. Выходом из ситуации стало использование металлизированных пластиков. Сейчас они приобретают все большую популярность из-за схожести внешнего вида с натуральным металлом и легкости в обработке.

Металлизированные пластики отличаются высоким качеством поверхности: они влаго- и химически устойчивы к общепринятым хозяйственным средствам. Спирты и другие растворители, такие как бензин и ацетон, также не причиняют им вреда. Среди плюсов — разнообразие декора. Металлизированные пластики представлены не только в привычной палитре: «медь», «сталь», «золото», «серебро», но и буквально во всех цветах радуги с различной фактурой поверхности.

Суть технологии производства подобных пластиков заключается в том, что на ДСП прикатывается тонкая как бумага алюминиевая пластина и покрывается несколькими слоями связывающего клея и лака. Именно из-за слоистой структуры возможна деформация материала при использовании (порезы, реакция на перепады температур и т. д.). Конечно, более дорогой

пластик подвержен деформациям чуть в меньшей степени, т. к. имеет более дорогую технологию производства. Данный материал лишь внешне схож со сталью. В остальном же проигрывает ей практически во всем, за исключением стоимости. Из его недостатков можно отметить все то, что является достоинством стали: чувствительность к температурным режимам — это всегда отмечено в инструкциях, и некорректное использование снимает этот материал с гарантийного обслуживания фирмы-производителя. Пластик легко царапается ножом и не подлежит реставрации. Для удаления затеков и отпечатков от прикосновений требуется применение специальных, безопасных для пластика гигиенических средств. Но тем не менее он придает современной кухне особый эстетический образ и достаточно демократичен по цене. При этом металлизированный пластик дороже остальных пластиков почти в четыре раза. Металлизированные пластики в основном используются для отделки вертикальных поверхностей, которые меньше подвержены интенсивному внешнему воздействию. В производстве кухонной мебели он используется на фасадах, стеновых панелях, кромках, цоколях, реже в корпусах. Фабрика «ДРИАДА» начала использовать пластик компании DEDOKUR (Германия) с поверхностью из чистой меди под акриловым лаком для производства стеновых панелей кухни.

Металлизированные пластики никогда не вытеснят металл. Но это и не нужно. Каждый из этих материалов занимает свою нишу в современном производстве кухонной мебели.            

 «Мария» — известная каждому российскому покупателю фабрика кухонной мебели. Продукцию этой компании отличают качество и достойный уровень дизайна. Не напрасно она получила столь широкое распространение — буквально от Балтики до дальневосточных морей. Оптимистичные и эмоциональные, кухонные гарнитуры «Мария» вобрали в себя все самое лучшее. В ассортименте фабрики, в разных ее моделях, отражены все современные тенденции кухонного мебелестроения.

Кухня, как известно,— душа дома. И хотя эту роль ей изначально активно приписывали немецкие производители, на российской земле эта идиома нашла самое что ни на есть реальное воплощение. У нас даже гостей до сих пор иной раз принимают на кухне. Поэтому и мебель для кухни должна быть не простой, а красивой и комфортной. И сегодня можно только радоваться, что на российском рынке есть производители, способные удовлетворить высокие запросы современного покупателя. На наши вопросы, связанные с актуальной ситуацией на

рынке кухонь в России, отвечал генеральный директор ООО «Мебельная фабрика Мария» Ефим Кац.

С какими новыми материалами вы стали работать в последнее время?

Светорассеивающий искусственный камень. Он позволяет оригинально декорировать рабочую поверхность. Начали также использовать пленки высокой прочности фантазийных объемных текстур и расцветок.                                                                                                     

Каковы ваши связи с производителями бытовой техники?

Встраиваемая техника, вытяжки, столы, аксессуары — все от холодильника до измельчителя или винотеки делает пребывание на кухне и процесс приготовления еды комфортным. В связи с кризисом многие производители известных брендов техники проявили большой интерес к мебельным фабрикам как к стабильному каналу сбыта. Сегодня мы получаем более привлекательные цены, которые транслируем нашим покупателям. У нас заключены прямые контракты с брендами INDESIT, ELECTROLUX, ZANUSSI. Мы тесно работаем также с брендами FRANKE, SMEG, SIEMENS, HOTPOINT-ARISTON, HETTICH и многими другими. А еще, пользуясь случаем, хочу всех пригласить на наш юбилей. Мы в ноябре начинаем отмечать нашу первую круглую дату—нам 10 лет. День рождения — это повод дарить подарки. А так как «МАРИЯ» — кухня, которая в радость, то и подарки будем дарить мы. Приходите!

rasxody-pri-pokupke-kvartiry

Каким образом кризис повлиял на деятельность вашей компании?

«Мировой финансовый кризис»— звучит очень грозно. Изменение условий, в том числе и экономических,— это не всегда приятно, но есть

вещи и пострашнее. Для нашей компании с 10-летним опытом работы на российском рынке кризис —это повод к качественным, позитивным изменениям, оптимизации многих процессов. То, что не убивает, делает нас сильнее. Могу сказать, что с начала кризиса объемы производства снизились незначительно, примерно на 10-15%, но тем не менее, по итогам 2009 года, мы ожидаем прирост на 5-10% к объему производства 2008 года. Более 100 человек ежедневно по всей стране выбирают «МАРИЮ». И это неудивительно, ведь кухня «МАРИЯ» —это результат работы коллектива единомышленников: молодой, амбициозной, трудолюбивой, талантливой команды профессионалов. Средний возраст сотрудников фабрики 25-30 лет. И они относятся к созданию кухонь как к творчеству, способу реализовать себя. Именно поэтому у бренда «МАРИЯ» такая богатая успехами история и такой оп тимистичный характер.

Как вы расцениваете влияние рекламы на активность покупателей в отношении вашей продукции?

Кухня — это не та вещь, купить которую побуждает многократно повторяющаяся реклама. Кухню, как правило, меняют или покупают новую раз в 7-10 лет. Клиенты подходят к выбору тщательно, ведь на кухне мы проводим много времени. Нет смысла постоянно напоминать миллионам о своем существовании. Главным нашим принципом является не агрессивная рекламная политика, а создание ценностей для наших покупателей. Приобретение кухни «МАРИЯ» — это больше чем просто покупка, это повод для встреч с друзьями, семейных праздников, романтических ужинов и многого другого, что позволяет сделать нашу жизнь радостной. Наша миссия — нести радость людям и мы де

лаем для этого все, что в наших силах. «МАРИЯ» способна сделать каждому покупателю оптимальное предложение по стилю, цене и качеству. Что еще может получить человек, покупая кухню «МАРИЯ»? Это такие необычные сюрпризы, как, например, путешествие в Италию, а также традиционные кухонные подарки: мойки, вытяжки, водоочистители, и, конечно, скидки!

Как часто у вас появляются новинки и каким образом покупатели узнают о них?

Мы постоянно обновляем ассортимент. В этом году к 50 уже существующим моделям добавилось еще пять в стиле модерн, которые отражают последние тенденции в дизайне кухонь. А еще совершенствуем наш сервис. В наше бурное время, когда у многих клиентов нет времени на походы по магазинам, большую роль играет Интернет. В помощь нашим покупателям мы создали сервис на сайте www. marya.ru: «on-line расчет кухни» и online консультация в реальном времени. Не выходя из дома, вы выбираете мо-

дель и максимум через два дня получаете дизайн-проект и расчет стоимости будущей кухни.

Что, на ваш взгляд, отличает фабрику «МАРИЯ» от других мебельных предприятий?

В ноябре нашей фабрике исполняется 10 лет. Это годы развития и роста. Вспомните, какие требования выдвигали покупатели в 1999 году? Тогда кухонный гарнитур был набором готовых и выставленных в магазине ящиков. Мы сразу отказались идти по пути наименьшего сопротивления и делать такие «ящики». «МАРИЯ» —это кухни на заказ. Это кухни для индивидуальностей. Мы владеем технологией окраски фасадов в любой цвет по желанию. Вы можете создать (под руководством наших дизайнеров) кухню вашей мечты, в которой все будет так, как вы хотите: от дизайна до оттенка будущей кухни. Кроме того, «МАРИЯ» — это надежные комплектующие и стильная, отличная фурнитура из Германии и Италии. Мы даем на свои кухни га-

рантмю 5 лет, так как уверены в их качестве. Кроме того, в наших кухонных студиях можно подобрать и технику, и столовую группу, и все это будет в едином стиле с кухней! Это экономит время покупателя — самое дорогое, что есть у каждого!

Планируется ли ваше участие в выставках?

Мы традиционно участвуем в ежегодной ноябрьской выставке «МЕБЕЛЬ-2009» на Красной Пресне. Важность выставок неоспорима: лидеры рынка просто обязаны показывать и задавать новый технологический уровень, на выставке можно уловить тенденции, которые стоит развивать в ближайшем будущем. Ну и нам тоже есть что показать. Приглашаем всех посетить наш стенд 23-27 ноября! Мы представим несколько новинок. Модель Farm, фасады которой выполнены из массива, настолько гибка по стилю, что ее можно исполнить в классическом стиле и в стиле модерн. Необычность в том, что классика выполняет

ся в основном в натуральных цветах, а кухня Farm яркая! Она может быть даже красного цвета. Еще одну новую тенденцию в дизайне мы воплотили в кухне Serf, фасады которой покрыты высокопрочной термостойкой пленкой с уникальной объемной текстурой «волна». Ну и, конечно, посетители увидят технологические новшества: электрические доводчики, вытяжку со световыми панелями, световой «фартук».

Не обошла «МАРИЯ» вниманием и тенденцию отказа от традиционных ручек на фасадах кухни. В общем, всего не перечислить, лучше прийти и посмотреть самому.

Каковы сегодня основные тренды в дизайне кухонь, и каким образом фабрика реагирует на них?

Сейчас одна из модных тенденций в дизайне —минимализм. С учетом этого велись наши последние разработки, из которых хочется отметить, во-первых, оригинальные легкие Z-образные фасады кухни Bubi, во-вторых, использование алюминиевого профиля в кухне Jazz Plus — он позволяет решить проблему деформации фасадов со временем, и в то же время —это декоративный элемент, выполняющий роль ручки. А фасады модели Vertment спроектированы так, что нижние секции можно открывать, не нагибаясь.

preobrazite-vashi-steny

По многочисленным заявкам

— Теперь в моде лиловые и сиреневые оттенки, малиновый цвет. Наибольшей популярностью пользуются мягкие и теплые ткани: плюши, бархат или велюр. Натуральные материалы, которые популярны в Европе и демонстрируются на Миланской выставке, российскому покупателю пока не очень близки — просто из-за особенностей нашего климата. Когда за окном совсем мало солнца, хочется тепла в доме. Популярный прием: комбинирование тканей. Причем в основном используются искусственные материалы, точнее те, которые в большем процентном соотношении содержат искусственные волокна, они, разумеется, и более долговечны. Например, велюр, где до 60-70% искусственных нитей против 40% натуральных.

Материалы со спецэффектами

Еще одно вполне обоснованное требование, которое мы предъявляем к мебельным обивкам: нам нужны долговечные, прочные и немаркие ткани. И производители, надо сказать, продвинулись в этом отношении уже довольно далеко, предлагая, так называемые «умные» ткани. Есть, скажем, варианты кожаной обивки, способной к «самозаживлению». Если на коже появилась царапина, вы просто направляете на «рану» струю горячего воздуха (простой фен), после чего она постепенно исчезает. Естественно, никого уже не удивишь пылеотталкивающими и грязеневпитывающими материалами. А как вам ткани, которые не нужно сушить? Напыление на обивку делает диван неуязвимым перед пролитой жидкостью. Такая, кстати, использована в «уличной» версии дивана, созданного Ле Корбюзье, Пьером Жаннером и Шарлоттой Перриан, где даже в качестве наполнителя использован самоосушающийся ППУ. И все больше появляется материалов, которые создают различные эффекты в зависимости отпадающего света. Например, ЗР-обивки, глянцевые ткани или материалы светящиеся в темноте. Днем они накапливают свет, а ночью светятся. Дух захватывает от разнообразия!

— В новом сезоне модно взаимодействие ярких противоречий и устоявшихся традиций, иными словами — сочетание несочетаемого. Эта тенденция выражена во всем: в аксессуарах, фактурах, принтах. В 2013 году синий цвет в самых разных его проявлениях правит балом: модные оттенки — от темной лазури до приглушенного, выцветшего голубого. Будь то мебель из войлока или ненавязчивые аксессуары, этот цвет придает обстановке свежесть, гармонию и элегантность. Обещает стать довольно популярным использование блестящих тканей, гладких и глянцевых поверхностей, а также ярких цветов в сочетании с элегантными и стильными оттенками серого, белого, золотого и серебряного.

Текстиль богат изумительно яркими узорами: этнические мотивы, многочисленные сочные полоски и цветочные принты. Хит — аксессуары, сочетающие разные материалы, например, атлас с шерстью или лен с «вареной» шерстью. Приветствуется соединение современных, традиционных и экзотических материалов, сочетание шелковистой ткани и натуральной шерсти, нежного бархата и грубой кожи.

«Новый век»: встречаем по декору, провожаем по /(?

Сегодня, когда на гребне — мода на все возможные прелести прогресса и нанотехнологий, мебельная обивка непременно должна обладать чуть большим количеством «талантов», чем просто красота и износостойкость.

Современный текстиль способен максимально подчеркнуть все достоинства вашей мягкой мебели. Это прекрасно видно на примере одной из топовых моделей производства мебельной группы «Новый век». Статный и благородный красавец, диван «Квин 6» очень выигрышно смотрится, скажем, в текстильном образе от Salvador: это оригинальное прочтение классики тканевого декора, где привычный кашмирский огурец смягчен очень модным сейчас эффектом венецианской штукатурки. Еще одно удачное решение для соблазнительных пышных форм этой модели — ткань Salsa. Она прекрасно ложится «по фигуре» дивана и приносит массу удовольствия от каждого прикосновения к ней.

Не хочется подниматься из этих мягких объятий…

Диваны и кресла модели «Квин 6» особенно гармонично смотрятся гарнитуром. Правда, нередко кресла приобретаются отдельно, поскольку представляют собой идеальное решение для офиса или обстановки загородного дома. Эргономичный дизайн и свойства особым образом подобранного наполнителя наделяют эти диваны и кресла поистине магнетическим эффектом: подниматься из этих мягких объятий просто не хочется. А разнообразие вариантов обивки — одно из многих несомненных преимуществ этой мебели. Вы можете подключить воображение и самостоятельно выбрать варианты текстильного декора, а также обивку из кожи или кожзаменителя. А можете существенно сэкономить, остановив выбор на рекомендованной производителем комбинации тканей.

Fusion — еще один интересный вариант обивки для «Квин 6». Это уникальная коллекция искусственной кожи, с которой легко и бесследно можно удалить следы от фломастеров и прочих въедливых пятен. Если у вас есть дети или особенно мечтательные коллеги, вы рано или поздно оцените всю пользу этого ноу-хау. Мягкие тактильные ощущения, высокая эластичность, модная современная текстура, чрезвычайная прочность и износостойкость — все позволяет испытывать высочайшее удовольствие от эксплуатации мебели, выполненной в этом материале.

«Мартин»: из Америки с любовью

Американцы — известные ценители уютной и комфортной жизни. Поэтому нет ничего удивительного, в том, что именно они в начале XX века изобрели диван-реклайнер. От привычных диванов его отличает возможность фиксировать спинку в любом положении: лежа, полулежа, сидя и так далее, что обеспечивает его владельцу максимальный комфорт. Можно провести весь день, почти не вставая с дивана.

В моделях мягкой мебели американской фабрики JACKSON, представленных в мебельном центре «Мартин», соединение металлических элементов в механизмах диванов-реклайне- ров производится вручную, с использованием специфических пластиковых шайб. Благодаря этому механизмы не скрипят, а откидывающаяся спинка и выдвигающаяся подставка для ног обеспечивает непревзойденный комфорт и полную релаксацию во время вечернего отдыха. Фабрика дает пожизненную гарантию на механизмы, которые отличает и толщина металла, и качество крепления.