Борьба инвалидов за равноправие была не единственной движущей силой универсального дизайна. Прогресс медицинской науки, который помогал бороться с последствиями травм и смягчать участь инвалидов, имел и другие последствия — он способствовал увеличению продолжительности жизни. Люди стали доживать до такого возраста, когда ограничение физических возможностей наступает не в результате увечий, а в силу естественных причин. Это обострило проблему ухода за пожилыми людьми, особенно в условиях повышенной социальной мобильности. Дети вырастали и уезжали из родительских домов навсегда, оставляя родителей стареть в одиночестве. Перед архитекторами, дизайнерами интерьеров и промышленными дизайнерами встала новая задача — создание интернатов, домов престарелых, а также целого комплекса предметов и устройств для ухода за стариками.

С точки зрения дизайна характеристика «для пожилых людей и лиц с ограниченными возможностями» выглядит тавтологией. Возможности пожилых людей по определению ограничены, и их особые потребности определяются не количеством прожитых лет, а набором действий, которые они не могут выполнять. Самый главный навык, которого лишены пожилые люди, — способность адаптироваться к бездарному дизайну.
Словарь-справочник строителя

В нашем мире полно предметов и устройств, которыми мы продолжаем пользоваться только потому, что нам удалось к ним приспособиться. Многие люди страдают от хронических болезней спины, а хроническая «болезнь» большинства стульев — неудобные спинки. Но мы пользуемся стульями, несмотря на все недостатки их конструкции, так как наши спины приспосабливаются к ним. Если дизайн не проявляет гибкость, ее приходится проявлять человеческому телу. Изначальное предназначение дизайна состоит в том, чтобы подстроить искусственную среду под потребности человека, а не заставлять человека приспосабливаться к среде, что могут сделать далеко не все. Соответственно, ограниченные возможности следует определить как неспособность компенсировать недостатки дизайна. Поэтому универсальный дизайн — дизайн для тех, кто не в силах полностью приспособиться к среде.