Как ни парадоксально это прозвучит, но игра может начаться на собрании. Невзирая на великолепный пример Библии короля Якова *, словосочетание «коллективное творчество» до сих пор считается логическим противоречием. Такое мнение не лишено оснований, так как работа большинства коллегиальных органов напоминает поведение жирафов, разработанных верблюдами. В отличие от коллективного творчества, плоды которого часто становятся гимном посредственности, более здоровый путь, заставляющий наш мир вертеться, — творчество, основанное на сотрудничестве, где каждый выполняет свою работу.

Чем более сложный проект предстоит реализовать, тем вероятнее, что в нем будет задействована большая группа людей. Даже разработка мелкого продукта подразумевает привлечение как минимум нескольких участников. В промышленном дизайне зачастую встречается извращенное представление о дизайнере как о «человеке эпохи Возрождения». Описания того, что должен знать и уметь человек, чтобы быть промышленным дизайнером, переходят все мыслимые пределы. Этим требованиям удовлетворяет разве что Леонардо да Винчи (которого дизайнеры — вполне серьезно! — считают первым представителем своей профессии).
строительство финских домов в украине

Вот неполный список: дизайнер должен досконально разбираться в технических дисциплинах; он должен понимать людей, их желания и потребности; уметь организовывать пространство; знать, какие материалы можно закупить и какие подойдут для конкретной задачи; великолепно разбираться в технологии производства; изучить, как функционирует человеческое тело; быть маркетологом и специалистом по продажам и планировать долгосрочную стратегию продвижения продукта. А еще в глубине души он обязан быть художником.

Если же отвлечься от всех этих «должен» и посмотреть правде в глаза, квалификация и навыки дизайнеров очень сильно разнятся. Пионеры промышленного дизайна пришли в профессию откуда ни попадя: то были театральные художники, типографы, инженеры, архитекторы, иллюстраторы. Все это многообразие вобрали в себя программы современных дизайнерских школ. В зависимости от того, что закончил выпускник-дизайнер, один может быть прекрасно подкован в инженерном деле, но совершенно не разбираться в искусстве; второй, наоборот, будет знать все об искусстве, но не иметь понятия о том, что творится на производстве; третий окажется профаном и в том и в другом.

Даже самый ревностный апологет дизайнерского цеха знает и, пусть неохотно, но подтвердит, что гибкость и универсальность дизайнера отнюдь не предполагают мастерства в той или иной профессиональной области. Дизайнер — не сверхчеловек и не может иметь двадцать специальностей. На самом деле это может быть его плюсом — определенная невежественность дизайнера уже сама по себе является ценным активом. Истории промышленности знакомы примеры изделий, которые были усовершенствованы благодаря тому, что дизайнер просто не имел понятия о существующих технологических ограничениях. Не зная о том, что чего-то реализовать нельзя, он планирует и иногда даже воплощает в жизнь. Однако редко это делается в одиночку, дизайнеру всегда кто-то помогает.