Интересные эстетические взгляды, особенно с точки зрения современного интерьер! юго дизайна, где все предметы стараются свести к единству цвета и формы. Эти строки принадлежат Кэнко-хоси, странствующему писателю, который был глубоко образованным человеком, знатоком реалий древности, искусства и, конечно, буддизма. Ведь без буддизма не было бы «японского искусства» и такого модного направления в современном дизайне интерьеров, как «японский стиль».

Буддизм

Вместе с буддизмом из Китая в древнюю Японию пришли , скульптура и живопись. Это религиозно-философское учение сформировало в Японии мировоззрение, вдохновило поэтов и художников, создало театральные мистерии. В состав буддийской культуры входила и наука: многие буддийские трактаты излагают проблемы мироздания, в них поднимаются вопросы астрономии, физики, химии, биологии.

Буддизм в средневековой Японии был одновременно и светским, и духовным, и все, что он создавал, было предназначено для жизни. Поэтому многие предметы культа были в то же время и принадлежностью светского быта: курильницы для возжигания благовоний, каменный фонарь как элемент садовой и монастырской архитектуры, расшитая парча облачений монахов, статуи святых – часто просто скульптурные портреты деятелей той эпохи.

Через буддизм Япония приобщилась к мировой художественной культуре. Не случайно деревянные столбы монастыря Тосёдайдзи вызывают в памяти колоннады греческих храмов, а почти у всех предметов искусства периода Асука есть постоянный орнаментальный мотив: ветвистое растение, которые искусствоведы называют французским словом palmette (пальметта). И орнамент этот, первоначально зародившийся в Египте и Ассирии, из античной Греции, через страны Ближнего и Среднего Востока, через Туркестан и Китай в составе буддийского искусства дошел до Японских островов.

Новое учение способствовало утверждению своеобразного культа красоты. В искусство проникло духовное начало, идеи подвижничества, милосердия, мудрости. В Х-ХII вв. складывается новый тип храма-дворца, где особое значение приобретает декоративное убранство: росписи степ, рельефная и ажурная резьба, металлическая и лаковая утварь. Декоративность сказалась в совершенстве отделки поверхности, в замысловатой игре линий и ритмов, в утонченном изображении деталей. Атам, где мастерство японских художников не было связано каноном, можно наблюдать специфическое национальное своеобразие изобразительного искусства.

Японское жилище

В домах знати расписывались ширмы бёбу и перегородки фу сума, обычные принадлежности японского жилища, которое строилось так, что внутреннее помещение составляло единую площадь, которую можно было превратить в несколько обособленных отсеков. В этом и заключается принципиальное отличие японского традиционного от европейского – в его нестабильности: легко и быстро организуются воздушные полупрозрачные объемы, обрамленные жестким деревянным каркасом.

Японское жилище

Основным строительным материалом японского средневекового дома было дерево, из которого без единого гвоздя фактически собирался стоечно-балочный каркас на основе модульной системы. Стойки каркаса устанавливались на камнях, чтобы препятствовать впитыванию влаги от земли. На каркасе покоились перекрытие и с широким свесом кровля из соломы, коры кипариса или из керамической черепицы, размеры которой были стандартны. Самой интересной частью дома была бумага, белая прозрачная для наружных и плотная, напоминающая картон, для внутренних. И сёдзи, и фусума легко сдвигались, или открывая специально организованный вокруг дома сад, или трансформируя внутренние помещения.

Такие жилища из дерева и бумаги выдерживали обильные дожди и снегопады и были, хотя и страдали от пожаров во время землетрясений и шквальных ветров. Но в силу легкости конструкций число пострадавших, было минимальным, а заново такие жилища отстраивались в считанные часы. В зимние холода наружные стены закрывались скользящими по желобкам деревянными перегородками – амадо. Под потолком в стене, выходящей на северо-восток, было небольшое окошко, служившее для вентиляции и выхода дыма.

К середине XVI в. основным типом светской архитектуры было прямоугольное в плане. Интерьеры таких зданий имели ряд особенностей: ниша с окном и подоконником в качестве стола для чтения и письма; специальная или, где размещали свитки живописи, каллиграфии, ставили курильницу, вазу с цветами. Ниша-токонома исторически восходит к алтарю в буддийском храме – это главное, сакральное место в интерьере. Рядом с токо-нома имелись асимметрично расположенные полки для книг – тигайдана. Это были самые престижные места в доме.

Полы в парадных, жилых и хозяйственных помещениях устилали циновки (татами) из рисовой соломы, толщиной 5 см, имеющие размер 1,8 х 0,9 м. Они служили своеобразным модулем плана внутренних помещений. Японцы до сих пор считают площадь не квадратными метрами, а татами. «Комната в 6 татами» – такую фразу можно услышать и в современном Токио. Такой пол был основной жизненной поверхностью обитателей, на нем главным образом сидели, а не стояли.

Японское жилище

Уровень пола повышался по мере прохождения к парадным покоям, а главный приемный зал так и назывался – дзёдан-нома (приподнятая комната). Отличие резиденции феодала от жилого дома простого ремесленника состояло в размерах, качестве материалов и богатстве внутреннего убранства, единственным декором которого были росписи.

Чаще всего это был пейзаж с традиционным сюжетом, например, движение луны по небосводу – несколько картин с разными положениями луны. Или смена времен картины весны, лета, осени и зимы. Образы этих сезонов передавались их символами: цветком вишни для весны, птицей для лета, полной луной для осени и снегом для зимы.

Поскольку зрители всегда сидели на полу, то точка зрения на расписные определялась уровнем глаз сидящего человека. Композиция была горизонтальной, взгляд зрителя скользил справа налево, как в письменном тексте. Все архитектурные деревянные конструкции дома оставались неокрашенными, первозданными и составляли гармонию с циновками пола.

И вот в таком пустом пространстве, лишенном каких бы то ни было объемных предметов, на нейтральном фоне стен и пола, разворачивались монохромные пейзажи или яркие цветные росписи на золотом мерцающем фоне, связанные с государственными церемониями и общественными ритуалами. Поскольку средневековый японский город не имел площадей, все действа в виде приемов разворачивались во дворце правителя страны или крупного феодала. В отличие от европейских официальных приемов, где символическую роль играли трон, балдахин, специальные кресла, в японских церемониях функцию престижности несло само пространство, имевшее благодаря росписям особый смысл.

Примечательно и еще одно радикальное отличие японского дома от европейского – отсутствие в интерьере выраженного композиционного центра. Это позволяет зрителю, еще и окруженному пейзажными росписями, воображать центром себя самого, подобно тому как он воображает себя центром мироздания, находясь в природном ландшафте.

Надо отметить также, что древние японские строительные техники вполне актуальны и поныне. Они открывают возможности для стандартизации, для изготовления деталей дома на основе единого модуля. А если задуматься о происхождении стеклянных стен и современных раздвижных дверей во всех разновидностях, то делается очевидной их генетическая связь с японскими фуеума.

Другим столь же актуальным для нас элементом японского является ширма – предмет еще более мобильный, чем перегородка. Ширма – бёбу состоит из нескольких створок (их может быть две, три и более). Каждая створка представляет собой бамбуковую или деревянную раму, затянутую с обеих сторон шелком, позднее – бумагой или парчой. Створки располагаются под утлом друг к другу. Ширмы-гиганты имели до 12 створок и в развернутом виде достигали 8 м. Расписывали их тушью, украшая пейзажными мотивами, каллиграфией, стихотворными надписями на фоне узора с птицами и цветами. Эти элементы убранства жилища были своего рода собраниями живописи и графики.

Как уже отмечалось, в отличие от европейского, японский создается как принципиально нестабильный. Японская эстетика утверждает: «Все лишнее безобразно». Прекрасен только один сосуд, или одна ширма, или свиток с каллиграфически написанным единственным иероглифом. Этот принцип соблюдается так строго, что если в комнату вносится столик, то выносится какой-нибудь другой предмет.

Поэтому японские интерьеры, в отличие от европейских, были лишены большого количества объемных предметов меблировки. Роль выполняли ниши и перепады уровней пола, которые особенно выразительно смотрятся в относительно пустом и свободном пространстве. Размеры предметов обстановки невелики, в основном использовались легкие лаковые сервировочные столики и столики с выдвижными ящиками для письма и другой работы.

В японском интерьере столь модная у нас сегодня идея зонирования была прочувствована и выражена на всех уровнях – от конструктивного до образного. Но самым важным для японца и поныне остается зонирование социальное. Это понятие включает в себя четкую иерархию мест в доме для каждого члена семьи – места более престижные, менее престижные, для хозяина, для женщин и для слуг.

Японское жилище