А возник и связанный с ним метод проектирования – художественное конструирование – не внезапно. Всю историю формообразования вещей до XX в. можно смело отнести к предыстории дизайна.

В эпоху Рококо входит в моду профессия придворного -декоратора. Тогда впервые в оформлении появляются свои специалисты, каждый из которых был знаменит в своей области: кто в изготовлении комодов, кто в искусстве драпировок и подбора тканей, кто в росписи . тогда впервые стал восприниматься как развлечение, шутка, творческое самовыражение «господина оформителя». А эстетика стиля проявилась в осознании декорирования как самостоятельного и самоценного явления в оформлении помещений.

Менялись вкусы, эстетические идеалы, фактуры и обработка, но функции предметов оставались сравнительно долгое время почти неизменными. В конце XIX в. в связи с бурным развитием науки и техники и с появлением новых потребностей в обществе возникает много предметов и машин, которые обладают новыми возможностями в сфере производства и быта.

Однако новая вещь часто оказывалась механически составленной из отдельный функциональных элементов. Характерный пример – первые телефонные аппараты-автоматы, созданные инженерами с учетом отдельных функций. Здесь и диск, и слуховой аппарат, и микрофон, и подставка, на которой закреплены все элементы, существуют отдельно друг от друга, причем сам аппарат не производит впечатления гармоничной вещи.

Низкий эстетический уровень массовой продукции середины XIX в. приводит к попыткам вернуть предметам достоинства, присущие кустарной вещи. К 1860-м г. относится наивысший подъем утопически-романтического движения «Искусства и ремесла» Уильяма Морриса (Англия) – художника, поэта и публициста, ставившего своей целью возрождение традиций средневекового ручного ремесла. Моррис считал, что только в Средневековье, когда мастер был технологом, художником и конструктором одновременно, он поднимался до уровня творца. В мастерских Морриса все производилось вручную.

Но в это же время в Европе начинают зарождаться и другие течения, когда на первое место выходит практическая польза предмета, его функция. Позиции постепенно завоевывают идеи Функционализма – эстетического течения, которое окончательно сформировалось в начале 1920-х г. и охватило не только архитектуру, но распространилось широко и повсеместно на весь предметный мир: мебель, одежду, книжную графику, сценографию. Несмотря на некоторую узость концепции, когда создание вещи или сооружения ставится в полную зависимость от его рабочей функции, идеи Функционализма находят благоприятную почву для своего развития.

В нашей стране и в Германии, почти одновременно, в 1919 – 1920 г. возникают две наиболее крупные организации: Вхутемас в Москве И в Веймаре (Германия) – два центра развития новых художественных идей и методов художественного конструирования. Но это в Европе…

А в США резкое расхождение между ручным и индустриальным производством началось уже во 2-ой четверти XIX в. Изделия американского массового производства ценились во всем мире не только за прочность, но и за красивые целесообразные формы и качество отделки. С 1827 г. в США устраивались национальные промышленные выставки, а в 1848 г. в Нью-Йорке была открыта первая школа «искусства дизайна». Кстати, даже в Италии, до 1980-х г. не было заведений, где можно было изучать дизайн.

Сегодня итальянский стал таким же понятием мировой культуры потребления, как русская водка или американские джинсы. И случилось это совсем недавно. Менее чем за полвека итальянские мозаика и плитка, светильники и кресла, кровати и диваны оказались в авангарде мировой интерьерной моды. Сейчас при фразе «сделано в Италии» в нашем воображении во всем своем блеске материализуются предметы, форма которых соответствует последним представлениям о суперкомфортной жизни.

Мебельщики вовсю эксплуатируют образ Италии: люди стремятся приобрести итальянские вещи, чтобы в памяти возник образ страны. Есть понятие «итальянская жизнь». Все знают, что это – прекрасная кухня и высокий дизайн. Сами итальянцы говорят: «В Италии нет природных ресурсов, ни угля, ни нефти, ни газа. Миру мы можем предложить только творчество, моду и кухню…»